История Эльвиры Якуповой, 19 лет, Казань
Диагноз: анапластическая астроцитома
Эльвира боролась с раком на протяжении трёх лет и в этом году победила анапластическую астроцитому!
Вы можете связаться с Эльвирой лично, а ниже прочитать полную историю ее пути
Астроцитома – глиальная опухоль головного мозга, возникающая из астроцитов. Может встречаться в любом возрасте. Является наиболее распространённой опухолью среди нейроэктодермальных. Опухоль бледно-розового цвета, по плотности практически не отличается от вещества мозга. Отграничена от вещества мозга, однако бывают случаи, когда определить границы астроцитомы невозможно.

- Самое главное что вы могли бы посоветовать заболевшим раком?
- Когда вам сообщили о диагнозе, ни в коем случае не лезьте в Интернет и не читайте, что там пишут. Все мы разные, у всех всё индивидуально. Ещё я хочу посоветовать не замыкаться в себе и не отдаляться от людей, которые хотят вам помочь.

- Самое главное что вы могли бы посоветовать заболевшим таким же диагнозом?

Всё, что сейчас происходит в твоей жизни, – это лишь череда испытаний, которые подготовила для тебя судьба. Не скрывай свои эмоции, даже если они негативные. Ведь держать всё в себе нельзя.

Полная история болезни:

В кажущемся таким далёким 2018 году мне было 16 лет. Я вела полноценную жизнь: учёба, дом, друзья, любовь. Собиралась дальше продвигаться в модельной сфере. Училась в 9-м классе и должна была сдавать ОГЭ, очень переживала и готовилась, абсолютно не отдыхая.

В феврале я все выходные сидела и занималась. Однажды воскресным вечером мне стало плохо: начало тошнить. Я не придала этому значения, подумала, что, наверное, отравилась, – вот и всё. Но спустя какое-то время ко всему этому прибавилась головная боль, но я опять просто решила, что учёбы слишком много, поэтому так происходит. Начала намного больше отдыхать, но, к сожалению, легче не становилось. Таблетки не помогали. Мама начала беспокоиться за меня, ведь такого никогда не было, и мы решили сходить в платную поликлинику. Сначала я была у терапевта. Он меня посмотрел и решил направить к неврологу. Все мои боли и рвота были отнесены к переходному возрасту. Мы подумали: ну, раз врач сказал, что всё хорошо, значит, так и есть.

Прошла неделя, я снова пришла в ту же поликлинику, с той же головной болью, и мне решили сделать УЗИ шеи, но там всё было чисто. И я решила, что, может быть, это просто неквалифицированные специалисты, нужно сходить куда-нибудь ещё. Я обращалась к многим врачам, они, в свою очередь, ставили много диагнозов, но ни один из них не был правильным...

И вот настал тот день, 19 апреля, когда я сидела в школе и начала чувствовать, что у меня двоится в глазах. Я позвонила маме, и она решила сама записать меня на МРТ головного мозга. Я похудела настолько, что ходить было уже трудно, в глазах были чёрные пятна. На МРТ сообщили, что у меня подозрение на опухоль головного мозга. Врач направил нас в МКДЦ к нейрохирургу А. Немировскому. Оттуда меня отправили CITO (срочно) в ДРКБ, там поставили точный диагноз – фибриллярная астроцитома.

Лучшими детскими нейрохирургами были проведены две операции. Первую операцию провел Дамир Искандарович, чтобы привести моё давление в норму, иначе я не смогла бы перенести основную операцию по удалению самой опухоли. Через неделю последовала вторая операция, которую проводил Владимир Станиславович. Одни лишь операции шли 12 часов. Безумные ночи в реанимации, судороги... Примерно 12 мая меня выписали. После этих операций я заработала левосторонний гемипарез и вынуждена была пить таблетки от судорог. Врачи решили, что раз опухоль была доброкачественная, то в химии я не нуждалась.

Прошёл почти год, и в январе я заметила, что голова начала как-то странно побаливать. Сразу же записалась на МРТ, и мне сказали, что на снимке ничего не понятно, снова отправили в ДРКБ, где сообщили о рецидиве. Но, к моему удивлению, я была морально готова, сама не знаю почему.

В очередной раз провели сложнейшую операцию, ведь нужно было сделать всё очень аккуратно, опухоль была расположена возле мозжечка. После операции я училась заново ходить, двигать руками. Прошло две недели, и нас отправили на этаж онкогематологии, ведь из-за того, что опухоль выросла и стала злокачественной, мне уже нужна была помощь онкологов. Было очень страшно: я хотела учиться, общаться с друзьями и просто наконец уехать домой. Но меня положили на курс лучевой терапии, чтобы не дать опухоли дальше развиваться.

Я провела в этом удивительном мире три месяца и даже представить не могла, что такие малышки умеет быть настолько сильными. Я, 17-летняя девочка, боялась там всего, но подружилась с медсёстрами и со всеми детишками. Ещё я нашла там четырёх хороших девчонок, которые помогали мне коротать вечера.

Я понимала, что нужно стать намного сильнее и пройти этот путь с гордо поднятой головой, что бы ни произошло. Мое лечение шло, из-за лучевой терапии было плохо, мне назначили преднизолон, чтобы переносить лучи было легче. Прошло три месяца, меня выписали 3 мая 2019 года.

И вот в 2020 году, совсем недавно, мне сказали, что я здорова. Я услышала эти слова спустя три года лечения и хочу сказать, что без поддержки своих близких и моего окружения я не смогла бы пройти эти испытания так достойно!

Я всегда готова к общению и новым знакомствам!
Made on
Tilda